Поиск по сайту

Вести Экономика: Строительная экспертиза: сохранить независимость

10 Декабря 2019 00:15

Стратегия развития строительного комплекса до 2030 года ("Стратегия-2030"), представленная в Правительство РФ, вызывает противоречивые оценки профессионального сообщества, она была главной темой состоявшегося 29 ноября в Центральном доме журналиста круглого стола руководителей государственных строительных экспертиз субъектов Федерации, ведомственных госэкспертиз, представителей Ассоциации экспертиз строительных проектов (АЭСП) и других организаций.

Презумпция непредвзятости
Первым слово взял президент АЭСП, директор Мособлгосэкспертизы Игорь Горячев. "В АЭСП уже стало хорошей традицией на следующий день после очередного Всероссийского совещания организаций государственной экспертизы собираться на свою встречу. – сказал он. - В этом году мы проводим эту встречу не кулуарно".

По "Стратегии-2030" он напомнил, что документ вырабатывался несколько месяцев, проходило несколько мозговых штурмов, совещаний. Организаторами являлись и Минстрой России, и Главгосэкспертиза. Концепция была создана: она включает в том числе превращение государственных экспертиз в организации, оказывающие инжиниринговые услуги.

"Я, например, придерживаюсь той точки зрения, что органы государственной экспертизы, сформированные в 1988-1989 гг. как независимый институт, так и должны развиваться дальше, - заявил Горячев, - Кто долго работает в экспертизе, помнит постановление от декабря 2000 г. о порядке проведения государственной экспертизы в Российской Федерации. Оно подчеркивало независимость и вневедомственность органов экспертизы.

С одной стороны, госэкспертиза не госфункция. Мы скорее подуслуга, которая предваряет запуск проектной документации в реализацию, то есть получение разрешения на строительство. С другой - мы не можем выступать на стороне проектировщика, потому что смысл экспертизы в независимом анализе проектных решений. Перейдя на любую из сторон - либо на сторону исполнительной власти, либо на сторону исполнителей проектной документации, мы будем так или иначе нарушать презумпцию непредвзятости".

Дисбаланс ответственности
Участники встречи обсудили внедрение экспертного сопровождения со стороны экспертиз, курс на которое взяли Минстрой России и Главгосэкспертиза. "Проектная документация, как и раньше, подлежит экспертизе, и по факту получения экспертизы выдается разрешение на строительство, дается старт строительству объекта, – заметил Игорь Горячев. - В ходе строительства объекта возможны отклонения от проектных решений, которые прошли экспертизу. На сегодняшний день экспертиза вместе с проектировщиком и заказчиком определяет важность этих отклонений, влияние их на конструктивную надежность, эксплуатационную безопасность. В результате принимается решение, нужна повторная экспертиза или эта экспертиза не нужна.

Теперь, по словам Горячева, предлагается осуществлять экспертное сопровождение в ходе строительства уже после экспертизы и после получения разрешения на строительство. "Думаю, что при этом несколько ослабленной окажется роль технического заказчика, - заметил он, - поскольку он будет надеяться, что проектировщик по его заданию или по решению генподрядной организации, внеся изменения в проектную документацию, согласует их с экспертизой, и все станет хорошо.

Проектировщик же, придя в экспертизу, будет пытаться защитить эти проектные решения, доказать, что они соответствуют техническим регламентам - основному, противопожарному; санитарно-эпидемиологическому законодательству и т. д.".

Роль экспертизы кратно увеличивается, а вот роль проектной, генподрядной организаций и организации-заказчика уменьшается, резюмировал Игорь Горячев.

С этой оценкой согласилась начальник ГАУ Свердловской области "Управление государственной экспертизы" Наталья Серёгина. "Возникает дисбаланс ответственности. – отметила она, - В последнее время во многом благодаря работе экспертных организаций проектировщики и изыскатели стали хоть как-то приближаться к уровню, который необходим. А завтра они опять начнут ориентироваться на то, что они могут проектировать с большими отступлениями: экспертиза, перед которой будет поставлена задача кураторства, обязана будет все исправить. Сам же заказчик получит возможность больше отступать от проектных решений, которые прошли экспертизу".

Качество проектной документации улучшается очень медленно, подчеркнула Серёгина. Но при этом создаются условия для того, чтобы оно ухудшалось. Экспертиза каждый день следить за стройкой не может и не должна.


"Вообще, стройка - процесс, который должен возглавлять заказчик", - заметила начальник Госэкспертизы Свердловской области.

По мнению начальника ОАО "Управление государственной экспертизы Сахалинской области" Сергея Мусохранова, отсутствие компетентного заказчика - огромная проблема в масштабах всей страны. Дело в том, что заказчиками часто становятся директора школ, детских садов, у которых нет соответствующей квалификации. "Заказчиков с большой буквы очень мало", - отметил Мусохранов.

Мнение на этот счет высказал представитель заказчика - заместитель генерального директора ООО "Технический заказчик Фонда защиты прав граждан-участников долевого строительства" Дмитрий Баскаков. "На мой взгляд, ключевое, в чем нам экспертиза точно помогает, - построить надежное здание, - сказал он. - Риск при переносе на экспертизу инжиниринговой функции есть. Она может начать играть на стороне инвестора. Тем не менее контакт ежедневный, еженедельный, ежемесячный с экспертизой просто необходим".

Он подчеркнул: "Еще два года назад было такое, что любое изменение мы должны согласовывать с экспертизой. Это очень затянуло сроки согласования документации, работ, финансирования. Но если мы найдем разумный баланс, мы получим синергетический эффект. Если же мы объединим и экспертную функцию, и помощь в проектировании, мы получим монстра и конфликт интересов".

"Я считаю, взгляд с разных сторон дает более правильные ответы, более правильные технические и экономические решения", - резюмировал Баскаков.

Стройка без надзора
Игорь Горячев в ходе дискуссии затронул тему обязанностей стройнадзора: "Мы говорим об экспертном сопровождении стройки со стороны организаций экспертизы. Но каково место стройнадзора? Его обязанность - только прийти на итоговую проверку? У него есть функционал, который позволяет постоянно контролировать стройку. Да, риск-ориентированный подход, да, нельзя кошмарить бизнес, однако контроль строек - его прямая обязанность".

По мнению президента АЭСП, до 2005 г. - года принятия Градостроительного кодекса - стройнадзор был более эффективен.

Кроме того, нужно возродить такие важные органы, которые существовали ранее, как рабочая комиссия, итоговая сдаточная комиссия. Они помогут комплексно контролировать процесс строительства.

По словам Сергея Мусохранова, стройнадзор всегда пытается прикрыться бумагой экспертизы. Не обязательно заключением - любой бумагой с печатью. Экспертное сопровождение - логичное продолжение этой тенденции.

Слово в защиту стройнадзора взял директор АУ ХМАО - Югры "Управление государственной экспертизы проектной документации и ценообразования в строительстве" Валерий Кёся, ранее длительное время работавший в этой системе. "Раньше предметом проверки у стройнадзора было соответствие объекта требованиям техрегламентов и проектной документации, - сказал он. - В последнее же время объект капитального строительства должен соответствовать только проектной документации.

На сегодняшний день, по моему мнению, законодатель все-таки решил дать предмет проверки органам экспертизы. То есть заказчик может заказать экспертное сопровождение, если считает, что он не справится с заказом без него. Предметом экспертного сопровождения станет именно соблюдение требований техрегламентов. Как это будет выглядеть на практике, пока еще не очень понятно".

"Если будут изменения в проекте и нам поставят задачу экспертного сопровождения, мы в рамках экспертного сопровождения должны давать ответ на вопрос: соответствует требованиям техрегламентов или нет, - продолжил Кёся, - Те или иные изменения влияют или не влияют на соответствие техрегламентам? Нужна ли повторная экспертиза? Вот, на мой взгляд, каковы должны быть задачи экспертного сопровождения".

Поезд набирает ход
По мнению начальника ТОГАУ "Тамбовгосэкспертиза" Николая Коновалова, "при новой системе получится, что мы дадим объекту путевку в жизнь на уровне проекта, мы его будем сопровождать, мы его будем вводить в эксплуатацию": "Экспертные организации захлебнутся в этих задачах, тем более что нужно будет решать их в сжатые сроки. Мы должны постараться вмешаться, готовить поправки в законодательство. Однако, как мы слышали на совещании, решение принято. Этот поезд нам уже не остановить".

"Я когда ехал на V Всероссийское совещание организаций госэкспертизы, сюда, мне казалось, что у меня в голове устаканилось, - заметил Валерий Худяков, директор ГАУ Архангельской области "Управление государственной экспертизы", - существует статья 49-я, часть 8, где есть пять пунктов, по которым нужно делать сопровождение. Из них главный, когда не затрагивается несущая способность, во всех остальных случаях (пожарная безопасность, благоустройство, все инженерные сети, доступность для инвалидов) - полностью ответственность проектировщика. В остальных случаях, когда затрагивается несущая способность, идут к нам, и мы делаем экспертное сопровождение. Но послушал федеральных руководителей, и теперь не понимаю, как это будет работать на практике. Нужно срочно прояснить!".

По мнению начальника АУ РК "Управление Государственной экспертизы Республики Карелия" Михаила Ганина, все решения последнего времени наводят на мысль, что "нас будут заставлять входить в положение заказчика и принимать на себя часть ответственности". "То есть надо будет либо стоять насмерть, а что такое стоять насмерть в регионах, не приходится объяснять, - заявил он, - либо быть максимально податливыми".

Уже сейчас известны случаи давления на экспертизы по поводу приемки проектов в рамках госпрограмм, проектировщики по которым отобраны на тендерах, и их уровень оставляет желать лучшего. Эта ситуация, по словам Ганина, усугубится.

Заместитель начальника Государственной экспертизы Росгвардии Алексей Снегирев считает, что концепция экспертного сопровождения имеет право на существование. "К нам постоянно обращаются проектировщики, мы их консультируем, - заметил он. - Может быть, экспертное сопровождение переформатировать в консультации за деньги? Проектировщик сам решает: либо он просто авторским надзором внес изменения, принял на себя ответственность за решение либо обращается за помощью к экспертизе".

"Экспертное сопровождение для нас ничего не меняет, - уточнил руководитель ГАУ Ростовской области "Государственная экспертиза проектов" Алексей Бондарев. - Мы все это делаем уже сейчас: мы это направление на уровне субъекта Федерации отрегулировали своими областными законами. Только называется оно другими словами - проверка проектных решений". Ведется стройка - она никогда не бывает ровной, всегда возникают отступления, отклонения, подчеркнул Бондарев: "Вот здесь мы нужны, наша помощь необходима".

"По экспертному сопровождению хочу сказать, что лиха беда начало, - напомнил директор ГАУ Республики Крым "Государственная строительная экспертиза" Тимофей Кодола, - потому что нам могут сейчас сказать, что сопровождение - это хорошо, а завтра надевайте каски и выходите сдавать все дома, перепроектируйте, сами исправляйте свои же ошибки, по которым вы делаете замечания в экспертизах".

Руководитель Красноярского ГАУ "ККГЭ" Андрей Афанасьев отметил, что процедура экспертного сопровождения презентуется как что-то прогрессивное: мол, процедура повторной экспертизы была сложная, долгая, а теперь все станет быстро и легко. "Не будет быстро и легко, - убежден он. - При этом мы окажемся завалены работой за очень небольшие деньги".

Цена сопровождения
Особое внимание участники круглого стола уделили теме стоимости экспертного сопровождения. Предлагается осуществлять экспертное сопровождение за 10% от стоимости объектов – именно эта цифра попала в проект 145-го постановления Правительства РФ.

"Такой процент получен специалистами Главгосэкспертизы, - заметил начальник ГАУ "Региональный центр государственной экспертизы и ценообразования в строительстве Пензенской области" Андрей Сакмаев. - Но у Главгосэкспертизы объекты стоят миллиарды, и 10% от миллиардов - миллионы. У нас объекты стоят миллион, редко - несколько миллионов. 10% от миллиона - 100 тысяч. На год! На экспертное сопровождение нужно посадить эксперта, платить ему 30-50 тыс. руб., а не меньше 10 тыс.". "Цена - самая главная проблема. Необходимо настаивать на 30%-й стоимости экспертного сопровождения, иначе покрыть затраты не удастся", - заявил заместитель начальника ГАУ "Управление Государственной экспертизы Республики Башкортостан" Булат Ягупов.

Битва за выживание
"Будучи участником всех пяти всероссийских совещаний организаций государственной экспертизы, я с каждым годом прихожу к выводу, что экспертные организации все дальше и дальше расходятся в своих интересах, - уточнил руководитель аппарата АЭСП Сергей Ерёмин. -

Первый уровень - Главгосэкспертиза: у нее и ее филиальной сети свой собственный круг заказчиков, есть свои интересы, свои идеи. Второй уровень - региональные экспертизы. Он, как я сказал, страшно далек, нас уже практически мало что объединяет. И третий уровень - это уровень негосударственной экспертизы, которая варится в своем собственном соку".

Экспертное сопровождение, по его мнению, решение для Главгосэкспертизы, и попытки перенести подход на уровень региональных экспертиз выглядят фантастично.

"У нас почему-то все крутится вокруг экспертизы, - посетовал Ерёмин. - Мы не видим каких-то законов, каких-то приказов, которые касаются проектировщиков, архитекторов, стройнадзора. Все время экспертиза, экспертиза, экспертиза... Ее превращают в козла отпущения".

"Главгосэкспертизы все время, как спрут, пододвигается к нам, - заметил Андрей Афанасьев. - Происходит переманивание экспертов, у нас забирают объемы экспертизы. Главгосэкспертиза еще и запрещает перешедшим в ее филиалы работать у нас в качестве совместителей".

"Не секрет, что у многих региональных экспертиз сейчас идет битва за выживание, - подчеркнул директор ОГАУ "Томскгосэкспертиза" Владимир Давыдов. - У нас есть госзадание, но мы не получаем за него ни копейки из бюджета - мы на самоокупаемости. Частник от нас ушел сразу, как только появились негосударственные экспертизы. Бюджет ввиду его сокращения строит все меньше плюс большое количество линейных объектов теперь до нас не доходит. Остается социалка".

Большинство экспертов - пенсионного возраста, отметил Давыдов. И дело даже не в деньгах: мало интересных объектов. Школы да детские сады - они практически одинаковые. Молодежь ушла. "Пять-десять лет - и ничего не будет, – спрогнозировал он. - Тем более что идет интеграция в Главгосэкспертизу".

Сохранить независимость
"Нам нужна независимость и от Главгосэкспертизы, и от негосударственной экспертизы, и от проектировщика, и от застройщика или технического заказчика, - заметил Алексей Бондарев. - Следует четко понимать и разделять, что должна и что может делать организация по проведению экспертизы и что она не должна делать. Что мы можем делать и что мы обязаны делать: самая главное - давать оценку соответствия техническим регламентам".

"Однако, какая проблема возникает, - продолжил Бондарев. - Мы должны давать оценку проектным решениям. Если проектных решений нет, чему мы должны давать оценку? Проектные решения создают проектные организации. В большинстве проектных организаций 45-50 человек, из них в штате четверо, из этих четверых трое - специалисты по пояснительным запискам, все остальные – привлеченные: конструкторы, энергетики, генпланисты и т. д. Института проектирования в стране по большому счету нет".

По его мнению, в "Стратегии-2030" или в другом документе, но это где-то должно найти отражение, мы должны сохранить вот эту вторую часть независимости: ни в коей мере нельзя подменять экспертным сопровождением проектирование.

"Во многих регионах большая часть функций заказчика перевалена на проектировщика, – заметил Игорь Горячев. - Он у нас собирает технические условия, он у нас выписывает договоры на технологическое присоединение. Нужно возрождать службы заказчика. У проектных организаций тоже компетенции мы должны поднимать. Как поднимать? Наверное, процедурами аттестации и аккредитации, и не только ГИПов и ГАПов. И при нынешней ситуации со стоимостью проектно-изыскательских работ вряд ли мы возродим проектно-изыскательскую отрасль".

Таким образом, параллельно с преобразованиями в экспертной сфере необходимо заниматься и воссозданием служб заказчика, и возрождением проектно-изыскательской отрасли, подчеркнул президент АЭСП. "Без подобной синергии результата не будет", - убежден Игорь Горячев.

Подробнее: https://www.vestifinance.ru/articles/129621


https://www.youtube.com/watch?v=kP5y166I3QA&t=1689s


Все новости

00:00